При использовании общей анестезии 4,6% пациентов просыпаются, а 1,9% чувствуют боль во время операции, но не помнят об этом — учёные

Если вы читали мою прошлую статью, то вы, вероятно, помните, что я люблю читать BBC Future — сайт, где можно почерпнуть множество чрезвычайно полезной информации. Более того, я вообще стараюсь больше читать именно иностранные источники, так как в российских изданиях везде всё одно и тоже — кругом пустые новости.

Особенно меня «удивляют» новости следующего типа: такой-то человек сказал то-то и то-то. Или, например, новость о том как какой-то депутат внёс какой-то законопроект. Тут всё зависит от законопроекта. Если законопроект условно полезный (например, о борьбе с коррупцией), то люди хвалят депутата за его деятельность, и, наоборот, если законопроект условно вредный (например, о запрете чего-либо), то люди начинают проклинать депутата в комментариях. Но знаете что самое интересное?

Всё дело в том, что с очень высокой долей вероятности ни один из этих законопроектов не будет принят. Как только вы снова увидите новость похожего типа, то добавляйте её в закладки и смотрите что будет через месяц, два, десять. Вы сильно удивитесь результату (вернее, отсутствию результата). Тем не менее, это не значит, что нужно вообще не читать новости про Госдуму. Нужно читать только про те законопроекты, которые уже прошли первое чтение, а не возмущаться по малейшему поводу.

Ведь если бороться с ветряными мельницами, то сил на настоящих врагов не хватит. Теперь касательно полезных законопроектов. Если вы считаете, что какой-то закон необходим стране, то следует убеждать других людей в его полезности, а не одобрять или хвалить депутата. От того, что вы порадуетесь наличию порядочных людей мало что изменится. Однако если вы будете убеждать других в пользе чего-либо, то вы на многое сможете повлиять.

Теперь вернёмся к основной теме. Как вы думаете, может ли человек проснуться во время операции и почувствовать боль (при условии нормальной дозы обезболивающего)? Думаю, многие из вас сказали бы, что такое либо невозможно, либо крайне маловероятно. Как оказалось — нет. Такое случается намного чаще, чем хотелось бы. Сегодня я вам кратко расскажу историю Донны Пеннер из Канады, которой не повезло пережить такую ситуацию.

Однажды у Донны начались кровотечения и боли во время месячных. В связи с этим она была направлена на исследовательскую операцию для определения причины её симптомов. Это должна была быть обычная процедура, но, по причинам, которые до сих пор неизвестны, общий наркоз не удался. 

Вместо того чтобы лежать в мирном забвении, она проснулась как раз перед тем, как хирург сделал первый разрез её живота. Поскольку ее тело все еще было парализовано анестезирующими препаратами, она не смогла показать, что что-то не так. Она оставалась беспомощной на операционном столе в неописуемой агонии, когда хирург исследовал ее тело.

Всё дело в том, что во многих процедурах также используются миорелаксанты. Например, почти половина общих анестетиков, применяемых в Великобритании, используются нервно-мышечные блокаторы. Эти препараты временно парализуют организм, предотвращая спазмы и рефлексы, которые могут помешать операции.

Нервно-мышечные блокаторы облегчают введение трубки через дыхательное горло. Данная трубка защищает от закрытия дыхательных путей, попадания в них желудочного сока, а также используется для доставки кислорода и лекарств в легкие. Если миорелаксанты парализуют мышцы диафрагмы и живота, то дыхание пациента должно поддерживаться искусственной вентиляцией лёгких (ИВЛ).

Канадка рассказывает, что испытывала беспокойство в преддверии операции, но раньше ей делали общую анестезию без каких-либо серьезных проблем (это напоминает нам о том, что везение в прошлом не гарантирует везения в будущем).

Во время своих мучений Пеннер подумала: «Сейчас я умру прямо на операционном столе, и моя семья никогда не узнает, какими были мои последние несколько часов, потому что никто даже не замечает что происходит». Затянувшаяся травма все еще заставляет её иметь два или три кошмара каждую ночь. Будучи уволенной с работы по состоянию здоровья, Донна потеряла финансовую независимость. Она подозревает, что никогда полностью не избавится от последствий того дня более десяти лет назад.

В течение многих лет интранаркозное пробуждение было окутано тайной. Хотя экстремальные переживания, подобные Пеннер, редки, сейчас есть свидетельства того, что около 5% людей могут проснуться на операционном столе. И, возможно, еще больше. Однако из-за амнезиального эффекта лекарств большинство из этих людей не смогут вспомнить что-либо об этом событии, и вопрос о том, стоит ли нам беспокоиться об этом, является практическим и философским вопросом. Это особенно важно, учитывая как часто в настоящее время используется общая анестезия.

В 2014 году было опубликовано одно из крупнейших и наиболее тщательных исследований по случаям осведомлённости во время операций, осуществляемый британскими и ирландскими ассоциациями анестезиологов, в котором каждая государственная больница в Великобритании и Ирландии должна была сообщать о любых случаях осведомленности в течение года. Оно показало, что лишь 1 из 19 000 пациентов, проходящих наркоз, просыпаются во время операции. Эта цифра была выше — около 1 на 8000 — если в анестезию были включены парализующие препараты, что и следовало ожидать, поскольку они не дают пациенту предупредить анестезиолога о том, что существует проблема, пока не стало слишком поздно.

Для некоторых эти цифры были утешением, ведь ваши шансы умереть во время операции больше шансов почувствовать боль во время операции. Тем не менее, эти цифры, скорее всего, занижены. Во-первых, в исследовании учитывались только те случаи, когда пациент сам обращался в больницу с жалобами на осведомлённость и боль во время операции. Многие люди, вероятно, не захотели делиться своим горьким опытом.

Во-вторых, причина в самих препаратах для обезболивания. Всё дело в том, что доза анестезии для того, чтобы стереть вам память, меньше дозы для того, чтобы стереть вам сознание. Человек, не получивший достаточное количество анестезии, может быть в сознании во время операции, но потом, с высокой долей вероятности, забудет данный опыт.

Чтобы исследовать это явление, учёные используют то, что они называют техникой изолированного предплечья. Во время индукции анестезии персонал надевает на плечо пациента манжету, которая задерживает прохождение нервно-мышечного агента через руку. Это означает, что в течение короткого периода пациент всё еще может двигать рукой. Таким образом, сотрудник может попросить его сжать руку в ответ на два вопроса: находятся ли он ещё в сознании и, если да, чувствуют ли он какую-либо боль.

В крупнейшем на сегодняшний день исследовании такого рода Роберт Сандерс из Университета Висконсин-Мэдисон недавно сотрудничал с коллегами из шести больниц в США, Европе и Новой Зеландии. В исследовании приняли участие 260 человек, что, по моему мнению, недостаточно для 100% уверенности в результатах, но, с учётом того что лучших данных нет, лучше ориентироваться на это исследование. Из 260 обследованных пациентов 4,6% ответили на первый вопрос экспериментатора об осведомленности.

Это в сотни раз больше, чем количества случаев, о которых рассказывали пациенты в прошлых исследованиях. И примерно четверо из 10 пациентов, которые ответили сжиманием рук — 1,9% во всей группе — также сообщили о чувстве боли во втором вопросе экспериментаторов.

Можно назвать множество причин распространённости данного явления. Во-первых, некоторые люди могут иметь более высокий порог для анестезии, что означает, что лекарства не снижают активность мозга настолько, чтобы ослабить свет сознания. Лично меня этот пункт особенно пункт напугал, ведь я всегда страдал низкой чувствительностью к обезболиванию. Что особенно интересно, так это то, что невысокая чувствительность к препаратам у меня похоже заложена генетически. Ведь я проходил генетический тест и он показал следующую информацию.

Было бы смешно, если бы не было так грустно. В том генетическом исследовании была информация и о наркозных препаратах, вернее, о наркозном препарате. Кроме того, у него была указана только токсичность, а не эффективность, из-за чего я не могу сделать однозначные выводы — насколько эффективен для меня наркоз.

Во-вторых, в случае травмы с сильным кровотечением, анестезиолог может быть вынужден использовать более низкую дозу анестетика для безопасности пациента.

В-третьих, может быть трудно рассчитать время действия различных лекарств, чтобы гарантировать, что так называемая индукционная доза (которая заставляет вас спать) не исчезнет до того, как будет введена поддерживающая доза (чтобы вы были без сознания).

В некоторых ситуациях вы можете поднять или опустить конечность или даже говорить, чтобы показать, что анестетик не работает, прежде чем хирург поднимет скальпель. Но если вам также дали нервно-мышечные блокаторы, это будет невозможно. К сожалению, некоторая часть людей может бодрствовать в течение всей или частичной операции без какой-либо способности сигнализировать о своем расстройстве.

Помимо того, что вы можете чувствовать неописуемую боль во время нескольких часов, то вас предостерегает ещё множество других опасностей. Например, вы можете чувствовать, что не можете дышать и задыхаетесь. Похожая ситуация происходит с человеком, когда он переживает сонный паралич. И наконец, вы можете не понимать что с вами происходит. Из-за этого ужас будет только нарастать, ведь вы можете думать, что вы будете находиться в данном состоянии вечно. Ситуация настолько ужасна, что я её не мог представить ни в одном своём кошмарном сне.

Однако, я очень рад, что узнал о данной проблеме. Информация изложенная BBC позволяет нам скорректировать своё поведение и минимизировать риск интранаркозного пробуждения во время операции.

Какие же выводы можем сделать после прочтения данной статьи? Моё мнение прямо перед вами, а своё вы можете написать в комментариях.

1. На сайте на BBC Future опубликованы факты, которые практически невозможно на русском языке, поэтому я буду его рассматривать как источник чрезвычайно важной информации.

2. Во время операции вы можете проснуться и почувствовать невероятную боль с вероятностью 4,6% и 1,9% соответственно.

3. При возможности, необходимо отговорить врача (или найти другого) от использования миорелаксантов, а также рассказать ему о возможности пробуждения во время операции.

4. Если у меня будет выбор — применить местную или общую анестезию, то я отдам предпочтение второй.

5. Я буду рассказывать другим о проблемах общей анестезии, и быть может однажды она станет намного более безопасной.

6. Если когда-нибудь у меня выбор — делать операцию дёшево, но без защиты от интранаркозного пробуждения и дорого, но с такой защитой, то я без колебаний выберу вторую.

При использовании общей анестезии 4,6% пациентов просыпаются, а 1,9% чувствуют боль во время операции, но не помнят об этом — учёные
Пролистать наверх